Рассказы → Покинутые развалины

Сражаясь за свои жизни, три охотника за головами натыкаются на таинственные руины из забытых веков.

Глава 1

Система E8-YS9, созвездие EL8Z-M, регион Immensea

20.01.106 — 05:41 EVT

Поражение всегда ведет за собой размышления, и Маттиас осознал, что вновь и вновь задает себе вопрос:

Как такое могло произойти?

Отказываясь верить, он подавленно смотрел на колеблющуюся полупрозрачную внутреннюю мембрану варп-тоннеля (warp tunnel — прим. пер.), наблюдая за проносящимися мимо его корабля планетами и лунами системы E8-YS9. Крейсер класса Blackbird под его управлением мчался через тоннель в сотни раз быстрее света. Маттиас был поражен, что поврежденное судно было все еще в состоянии поддерживать такую скорость и не разваливаться на части.

«Мы были так близки к тому, чтобы убить его», — думал он. — «Очень, очень близки».

Его собственная смерть не стала бы трагедией, но тот факт, что его жертва продолжит свое жалкое, презренное существование, означал бы полный провал для Маттиаса и команды преданных охотников за головами, которой он посвятил свою жизнь. Они потеряли вознаграждение, были близки к тому, чтобы потерять жизни, и, что хуже всего, потеряли возможность совершить что-то хорошее в галактике, контролируемой помимо всего прочего алчностью и злом.

— Ты веришь в Бога, Маттиас? — прозвучал голос его врага. Маттиас проклял свое невезение и не стал отвечать.

— А что насчет амаррских и минматарских товарищей, которых ты ведешь на смерть? — злобно усмехнулся голос. — Они веруют в загробную жизнь?

В одно мгновение Маттиас вспомнил обо всей истории двух выдающихся охотников за головами — и отличных друзей — чьи жизни подвергались той же опасности, что и его собственная. Кирлана была амарркой по рождению, но отвергла свою шикарную жизнь и устыдилась своих культурных корней. Она отказалась от своей фамилии и повернулась спиной к судьбе, которая могла бы принадлежать ей по праву рождения. Единственным «имуществом», которое она взяла с собой, был Матуно, раб-брутор, заботившийся о ней с детства. Она превратила его в независимого капитана линкора класса Tempest. Теперь он ни перед кем не отчитывался. Но он никогда бы не забыл тех, кому был обязан.

Бесконечно признательный за освобождение из амаррского рабства, Матуно понял, что не может оставить Кирлану, и они отправились на поиски жизненной цели вместе. Спустя месяцы странствий по космосу Империи, судьба свела их с Маттиасом Каккичи. Воодушевленные его тягой к правде и справедливости, они с готовностью присоединились к миссии, которую он сам провозгласил для себя: стать орудием правосудия в местах, которых не достигают законы космоса Империи. Им не были важны деньги, получаемые в качестве вознаграждения. Настоящей наградой была восстановленная справедливость, осуществляемая посредством убийства. Отступление зла под гром их орудий привносило в их души восхитительное удовлетворение. Ни одно чувство не было сильнее осознания того, что несправедливость настигло возмездие. Но в тот день их, наконец, настигли смертельные риски, которые были присущи такой опасной профессии.

Маттиас, Кирлана и Матуно спасались бегством после попытки убийства Тралда Вукенды, главы Картеля Ангелов, самой высокопоставленной цели, которая когда-либо была у них. Операция прошла крайне неудачно. После установления визуального контакта противник бросил в бой подкрепления, застав этим врасплох охотников за головами, которые имели явно недостаточную численность. Их корабли были повреждены почти до предела прочности, и им повезло, что удалось уйти в варп. Однако выйти из системы можно было, лишь пройдя через одни из двух прыжковых врат, и Тралд уже знал, к каким из них направлялись охотники за головами. Оба выхода к тому моменту были заблокированы кораблями Картеля Ангелов.

— Я прибью твой самодовольный труп к этим вратам, Маттиас, — рычал Тралд. — В качестве напоминания другим о том, как опасно гнаться за бредовым моральным долгом.

Глава 2

Маттиас чувствовал нарастающую в груди сильнейшую ненависть. Он заставил себя подавить гнев и сосредоточиться на том, как сохранить жизнь своим друзьям. До выхода из варпа оставалось всего несколько секунд.

— Кирлана, Матуно... Простите, что я втянул вас в это, но я еще не готов прощаться.

Маттиас скомандовал обзорным дронам, кружащим вокруг его корабля, увеличить поле зрения, чтобы он смог видеть все три судна, летящих в варп-тоннеле. В худшем состоянии был крейсер Кирланы класса Omen, через пробоину в обшивке возле одного из двигателей вырывалась плазма.

— Жду команды, — ответила Кирлана. Ее голос был скован и полон страха.

— К твоим услугам, — раздался глубокий голос Матуно. Он не знал страха, с тех пор как Кирлана освободила его. Корабли уже начинали торможение.

— У нас будет только одна попытка, так что будьте внимательны. — Маттиас быстро думал. — Когда варп-двигатели остановятся, Кирлана, направляй нос на ближайший для варпа объект и уходи... Матуно, нам нужно дать ей время для разгона, поэтому включай усилители сенсоров (sensor boosters — прим. пер.) как только сможешь и отстреливай все, что попытается ее удержать. Я соединюсь с системой слежения твоего корабля, помогу твоей артиллерии увеличить скорость наведения (tracking — прим. пер.) и буду создавать помехи (target jam — прим. пер.) всем, кто попытается приблизиться...

Окружавший их варп-тоннель только что исчез, они приближались к прыжковым вратам.

— Матуно, как только она уйдет в варп, делай то же самое, в любом направлении...

Оба начали протестовать одновременно.

— Маттиас, а как же ты?

— Вперед, черт возьми! Вперед! Вперед! Вперед!

Ядро варпа исчезло и двигатели Blackbird переключились на импульсный режим. Сразу сработали корабельные датчики опасности. Маттиас насчитал как минимум четыре корабля и заметил прямо над прыжковыми вратами очертания смертельно опасного Командира Архангелов (Arch Angel Warlord — прим. пер.), которые невозможно было ни с чем спутать. Маттиас почувствовал ледяной холод в животе. Он находился как раз в зоне поражения главных орудий Командира, и прямо на него устремились три крейсера Архангелов-Разведчиков (Arch Angel Scout — прим. пер.). Маттиас был уверен, что Разведчики были оснащены прерывателями варпа (warp scramblers — прим. пер.).

— Кирлана! Давай!

Оставляя за собой след плазмы, Omen подался вверх и развернулся носом от прыжковых врат. К нему устремилась первая группа тяжелых ракет Архангелов. Крейсер тщательно выстроился по направлению варп-тоннеля, появившегося перед ним. Корабль набрал скорость и исчез как раз вовремя. Выхлопные струи ракет сошлись в той самой точке, где всего долю секунды назад находился Omen. Один ушел. Строго следуя плану, изощренные электронные системы Blackbird нацелились на три приближающихся крейсера Архангелов-Разведчиков. Маттиас подключился к оружейным системам Матуно, усиливая телеметрию Tempest. Чудовищные артиллерийские орудия калибра 1400мм, расположенные вдоль корпуса корабля, начали синхронное наведение. Разведчики Архангелов выпустили в их сторону вторую группу тяжелых ракет.

-Матуно, давай!

Теперь Маттиас видел приближающиеся к ним выхлопы ракет Командира. Левый борт Tempest как будто взорвался, когда корабль разрядил 1400мм орудия. Спустя мгновение снаряды ударили по ведущему Архангелу, практически переломив корабль пополам с первого залпа. Маттиас включил усилители щита (shield hardeners — прим. пер.) и направил генератор помех на второго Разведчика. Одновременно он произвел ракетный залп по искалеченному Архангелу.

«Варп сейчас сейчас сейчас!» — Маттиас мысленно закричал на Матуно, нечаянно проглотив немного эктоплазмы в своей капсуле.

Маттиас видел, как массивный Tempest медленно качнул носом в ту же сторону, куда ушла Кирлана. За полсекунды до взрыва первой ракеты сине-белая аура охватила корабль-голиаф, Матуно активировал свои усилители щита. Маттиас насчитал восемь разрушительных взрывов, когда крылатые ракеты Командира врезались в Tempest, сбивая его курс и проделывая огромные пробоины в обшивке. Ударная волна, идущая от эпицентра взрыва, достигла Blackbird, прошла сквозь его щиты и пробила остатки брони корабля. Tempest изрыгал бешеные потоки плазмы и обломков прямо в космос, третья группа ракет Архангелов уже направлялась к цели, пока Матуно отчаянно пытался заставить свой искалеченный корабль уйти в варп.

Глава 3

Ведущий Разведчик Архангелов взорвался, как раз когда подошел флот Тралда. Маттиас активировал последний импульс электронных помех, сбивающий сигнал третьего Разведчика Архангелов — он был теперь всего в 12 километрах — после чего случайным образом выбрал планету из навигационного списка и активировал варп-двигатель. Маттиасу показалось, что он увидел вспышку света со стороны Командира за полсекунды до того, как компьютер Blackbird зафиксировал катастрофические пробоины корпуса по всему кораблю. Удар был такой силы, что Маттиас мог поклясться, что чувствовал из своей капсулы, как снаряды врезались в обшивку.

«Вот и все», — подумал Маттиас. «Вот как это, наконец, закончится».

Двигатели Blackbird все еще пытались скорректировать курс корабля после сокрушительного удара. Первый залп крылатых ракет корабля Тралда приближался по дуге.

— Передавай привет хранителю ада, — сказал Тралд. — Прощай.

Маттиас развернул обзорных дронов в сторону корабля своего противника. Он всегда говорил себе, что когда придет время, он будет смотреть смерти в глаза и унесет ненависть к своему врагу с собой в вечность. Разорвав канал связи с Тралдом, он бросил управление кораблем и стал ждать, когда его поглотит неизбежность.

Но вместо того, чтобы встретить смерть, он увидел резко удаляющееся изображение линкора Тралда класса Seraphim, чудесным образом Blackbird уходил в варп. Маттиас чуть не проглотил еще немного эктоплазмы в капсуле, ему пришлось напрячься, чтобы восстановить дыхание через носовые трубки. Пока что он выжил; затухающий скачок адреналина, вызванный близостью смерти, едва не лишил его дееспособности из-за приступа тошноты. Показатели жизнедеятельности корабля образовали в его сознании мрачную картину:

Щиты: 8% и растут.
Броня: 0%
Структура: 4%
Конденсатор: 2% и растет

«Приди в себя», — думал Маттиас. «Думай». Конденсатор был практически пуст. Куда бы он не направлялся, корабль не дойдет значительное расстояние до цели.

— Маттиас, прием.

«Матуно удалось! Мне надо быть сильным», — подумал он.

— Слышу тебя, Матуно, я все еще жив. Ты с Кирланой?

Blackbird сбрасывал скорость на выходе из варпа. Маттиас начинал брать себя в руки.

— Я тут с ним, Маттиас, — ответила она. — Мы на орбите возле 5-й планеты системы. Брони и структуры практически нет, датчики диагностики красные по всему корпусу.

— Должно быть, виновато паршивое амаррское машиностроение.

Это была вялая попытка снять напряжение с помощью юмора. Маттиас понял, что она не удалась, Blackbird почти вышел из варпа.

— Следите за тем, чтобы продолжать перемещаться, как только позволит конденсатор — уходите в варп ко мне.

Маттиас проверил состояние вооружения: ракет не было, помимо тех, что были уже заряжены в установки, осталось всего 34 заряда антиматерии для 250мм рельсовых пушек Blackbird. Маттиас скривился под маской, прикрывающей глаза.

— Как у вас с боеприпасами?

— Дюжина тысяча четырехсотых и горсть шестьсот пятидесятых снарядов, ракет нет, — ответил Матуно.

— Заряжены радио-кристаллы, в запасе мультичастотные, ракет по минимуму, — откликнулась Кирлана.

«Прекрасно», — подумал Маттиас. «Сейчас я должен придумать что-то гениальное, чтобы вытащить нас отсюда». Ситуация не могла быть хуже. Его флот не выдержит еще одного столкновения с силами Картеля Ангелов, или любым другим противником, если уж на то пошло. Некоторые говорили, что Тралд Вукенда был самым влиятельным человеком во всем нерегулируемом космосе. Правда это или нет — спорный вопрос, в зависимости от того, какого пирата спрашивать. Но все они согласились бы, что Тралд, определенно, был самым влиятельным человеком в этом регионе космоса. Будучи главой самой знаменитой из всех существующих пиратской организации, он был вполне в состоянии изолировать целые системы и не дать чему угодно зайти или выйти. Этот космос, как и все, что было в нем, принадлежал Картелю Ангелов. Маттиас знал, что чем дольше они оставались здесь, тем туже затягивалась петля на их шеях.

Глава 4

В профессии охотников за головами высокие амбиции приводят к огромным рискам. Сейчас охотились на Маттиаса, и он подверг жизни людей, которых больше всего ценил, чрезвычайной опасности. Он спрашивал себя, почему делать правильные вещи всегда было так чертовски трудно. Почему лишь немногие из нас находят в себе смелость противостоять безнаказанно творимому беззаконию? Маттиас направил камеры обзорных дронов на Blackbird и изучил обширные повреждения своей обшивки. Он пришел к выводу, что, судя по металлическим обломкам, некоторые участки как минимум на шести палубах сейчас открывались прямо в космос. Где-то под ним сотни членов экипажа изолировали отсеки, боролись с пожарами в электронике и отчаянно пытались заставить работать ключевые системы корабля. Сколько из них погибло из-за всего этого? Будучи капитаном корабля, он находился в изолированной капсуле из сверхпрочного джовианского сплава, неврологически соединенной с системами Blackbird. Внутри нее капитан был невосприимчив к повреждениям, пока корабль оставался целым. Именно джовиане предоставили эту технологию, которая навсегда изменила облик космических сражений.

Маттиас стал размышлять насчет джовиан и их технологии. Капсула была захватывающим зрелищем, но также отражала характерные черты всей джовианской расы: сверхразумной, но целиком и полностью безразличной к человеческим чувствам. Современные корабли огромны и невообразимо сложны. До внедрения капсул на пути между приказом капитана и его выполнением происходило очень много сбоев. Возможность создавать неврологическую связь между человеческим разумом и корабельными системами свела число сбоев к нулю. Теперь управление космическим кораблем стало естественным продолжением воли разума. Капитану нужно было просто подумать о том, что он хочет от корабля, и это выполнялось.

Маттиасу все это казалось слишком обезличенным. Из-за такой технологии капитан в течение жизни мог сменить множество кораблей и при этом ни разу не встретиться ни с одним членом команды. Маттиас был одним из немногих, кто предпринял попытку встретиться хотя бы с некоторыми. Похоже, это было единственным, что он мог сделать в обмен на их беспрекословную веру в его возможности и в то, что он сохранит их жизни.

Варп-двигатели Blackbird выключились и Маттиас ожидал, что окажется окруженным бесконечной пустотой, заполнявшей пространство между астрономическими объектами в солнечных системах. Но вместо этого он увидел, как корабль вышел из варп-тоннеля всего в сорока километрах от поверхности колоссального куска скальной породы размером с горный хребет. Она была окружена несколькими небольшими астероидными полями и выглядела безмятежной на фоне сине-черной туманности системы E8-YS9. Маттиас не был силен в геологии и терялся в догадках, как могла образоваться такая причудливая структура. Он направил к ней Blackbird, раздумывая, как использовать это место, чтобы спрятаться от Архангелов.

— Маттиас, мы на пути к тебе, — сказал Матуно. — Имей в виду, Архангелы ушли в варп в твою сторону сразу после того, как мы взяли курс.

— Ребята, вы не поверите, что я только что нашел, — ответил Маттиас. Скалистое образование увеличивалось по мере приближения к нему крейсера. Электронные системы Blackbird зафиксировали прибытие Omen и Tempest.

Глава 5

— Ого... — выдохнула Кирлана. — Это образование есть на карте?

— Нет, но оно есть на сканере, что исключает возможность спрятаться здесь, — ответил Маттиас.

— Я не уверен, что Ангелы вообще тут бывали, — сказал Матуно. — Ни мусора, ни контейнеров, ни горнодобывающего оборудования... никаких признаков активности по всему периметру.

Маттиас развернул камеры на 180 градусов и наблюдал, как его товарищи расположили свои корабли рядом с ним. Omen был приблизительно такого же размера, как и его Blackbird, но Tempest был гораздо больше, чем они оба вместе взятые, численностью экипажа на борту он превосходил их более чем в два раза. «Поразительно, что мы трое все еще вместе», — подумал Маттиас. Три корабля шли над скалами, оставляя позади себя длинные струи огня и плазмы.

— Нет, что-то тут определенно было, — перебила Кирлана. — Посмотрите внимательно на вон те вершины прямо под нами... Видите вспышки?

Маттиас переместил камеру вниз и приблизил изображение. Да, вот оно. Склоны некоторых выступающих из породы скал озарялись прерывистыми вспышками. Он сбавил скорость Blackbird почти до нуля и на несколько градусов изменил курс, чтобы попытаться обнаружить источник света.

Глава 6

— Вон там... Это какой-то маяк или лампа. Вообще-то... Это похоже на спасательную капсулу или что-то вроде этого, — сказала Кирлана.

Маттиас еще сильнее приблизил изображение с камер и, в конце концов, смог получить четкую картину. Оно имело около пяти метров в длину, поверхность была черной, металлической и блестящей. Один конец застрял в основании скалы, на другом находился мерцающий огонек. Маттиас не понимал, что это за объект, корабельные сенсоры также не могли его опознать.

— Матуно, у тебя на борту еще остались спасательные дроны (salvage drones — прим. пер.)?

— Да, уже запускаю.

Маттиас заметил, как вокруг Tempest начал кружить крошечный дрон. Спасательных дронов нельзя было найти нигде в пределах космоса Империи. Этого дрона Матуно нашел среди обломков пиратского конвоя, который уничтожил. Несмотря на все риски, иногда охота за головами приносит некоторые редкие вещи. Талантливые инженеры были не только у мега-корпораций, пираты обладали всеми возможностями для создания своих собственных прототипов.

— Я не могу навестись на объект, мои сенсоры думают, что это часть поверхности скалы. Дрон сможет различить его, если я подойду ближе.

Дрон спустился от Tempest к горной поверхности. Он начал нарезать круги вокруг вершины. Сделав несколько оборотов, он резко остановился и изменил направление, направившись прямо к таинственному объекту.

— Дрон распознал его. Готов к извлечению, — объявил Матуно. Дрон затормозил и выпустил четыре похожих на щупальца руки на поверхность, осторожно охватывая ими объект. Руки работали с некоторым усилием и, в конце концов, вернулись, оставляя за собой шлейф пыли и камней. Спустя некоторое время дрон вместе с загадочным грузом был на борту Tempest.

Несколько секунд стояла тишина.

Глава 7

— Подождите... сейчас...

Маттиас чувствовал, как его веки слегка приподнялись. Он подумал, что ему не свойственно так возбуждаться от чего-либо.

— Это не капсула, — начал Матуно. — Это какой-то гроб. Внутри нет нейросвязей и следов эктоплазмы. Маяки намеренно прикрепили к скальной породе, и на поверхности есть гравировка «FORMATOR IMMENSEA».

— Immensea? Регион, где мы находимся? — спросил Маттиас. Он запустил процесс глубокого сканирования всего окружающего их космоса. Хоть эта находка и была интересной, но их все еще могли обнаружить.

— Если это гроб, то кто внутри? — спросила Кирлана.

Матуно опять сделал паузу, перед тем, как ответить. — Мужчина расы галленте, одетый в ритуальные одежды. Он... Похоже, что его убили.

— Убили? — спросила Кирлана. — Откуда ты...

— У мужчины из груди торчит эфес золотого кинжала, но его руки лежат одна на другой, на его животе. Вообще-то, похоже, что он умиротворен. Судя по всему, тело специально расположили таким образом и поместили в гроб.

Маттиас на секунду задумался об этом. Ему доводилось убивать. Вообще-то, им всем доводилось, но только используя орудия своих кораблей как продолжение их разума. Вонзить кинжал в сердце другого человека... Это было нелепо и дико, да и просто бесчеловечно.

— Еще кое-что, — прервал его размышления Матуно. — На внутренней поверхности гроба нанесены координаты. Они указывают куда-то в пределах этой системы.

Куда-то. Что ж, попытаться разыскать это место будет рискованно, не искать — тоже. Было совершенно необходимо продолжать движение, но Маттиас был удивлен, что его любопытство пересиливало страх быть обнаруженным Архангелами. Кто бы ни положил сюда этот гроб, он хотел, чтобы его нашли. Человека в гробу убили, и Маттиас нашел это достаточно веской причиной для расследования.

— Матуно, передай эти координаты на мой навигационный компьютер. Я собираюсь взглянуть, что там.

— Принял.

На этот раз никто из них не протестовал, по крайней мере, вслух. Хотя они знали, что все это мог спланировать сам Тралд, разместив приманку, которая должна привести их к своре кровожадных Архангелов.

Маттиас включил варп-двигатель. Компьютер немедленно сообщил, что цель находилась не более чем в трехстах километрах от горного образования. Спустя несколько секунд перед их взором возникла огромная космическая станция. Он подумал, что это наверняка была ловушка и что через несколько секунд автоматические турели разнесут его корабль на куски. Маттиас был готов запаниковать, но тут понял, что никаких турелей и вообще никакого защитного вооружения не было. По мере того, как Blackbird приближался к темному, зловещему сооружению, он осознавал, что станция была заброшена. И, что более важно, судя по картам CONCORD, она вообще не существовала.

— Уходите в варп ко мне, — приказал он. — И скажите себе, что то, что вы сейчас увидите — это не иллюзия.

Маттиас направил Blackbird вдоль зеленоватого металлического корпуса станции. Был ли покойный галлент хозяином этого места? На нескольких палубах отсутствовала внешняя обшивка. Им овладело жутковатое предчувствие. «Что-то здесь не так», — подумал он. На всех станциях, где он бывал, всегда кипела жизнь, даже на тех, что были расположены в дальнем космосе. Здесь же вообще не было признаков жизни, несмотря на то, что на станции все еще работало энергоснабжение. Противоречия встревожили его.

Внезапно появились Omen и Tempest.

— Невероятно, — сказала Кирлана. — Этого нет на карте!

Глава 8

— Нет автоматических турелей, никакой защиты, кроме щитов, — сказал Матуно. — А управление доками отклоняет все запросы на стыковку.

— Значит под большим вопросом остается то, как, черт возьми, нам попасть на борт этой штуки, — громко поинтересовался Маттиас.

— И почему Ангелы не заняли ее, при условии, что они, кончено, знают о ее существовании.

— Щиты, — сказала Кирлана немного взволнованно. — Опустим их и попадем внутрь. Это механизм спасения в чрезвычайных ситуациях, встроенный в системы искусственного интеллекта на большинстве станций. Если не остается активной защиты и щиты пробиты, искусственный интеллект автоматически отключает управление доками, открывая вход кому угодно снаружи и выход для всех, кто внутри. По задумке, если что-то достаточно мощное — естественного или искусственного происхождения — смогло нейтрализовать защиту станции, то предполагаются неизбежные повреждения корпуса и катастрофические потери живой силы. На этом этапе не имеет никакого смысла оставлять управление доками в активном состоянии. Станция либо уже потеряна, либо будет разрушена в скором времени.

— Откуда ты все это знаешь? — спросил Маттиас.

— Амарры заплатили большую цену за эти знания в ходе Восстания, — ответила она. — Минматары успешно это использовали в нескольких сумасшедших операциях по спасению рабов сразу после того, как джовиане разбили флот амаррского вторжения.

— Слава Богу, — пробормотал Матуно.

— Бог тут не причем, потому что его не существует.

Ее слова повторялись вновь и вновь в сознании Маттиаса. Он не был религиозным человеком — по крайней мере, не в общепринятом понимании. Но, все же, такой ответ взволновал его. Невзирая на отрицание Кирланой религиозных парадигм культуры, в которой она родилась, было чрезвычайно странно слышать от амаррки, что Бога нет.

По какой-то причине его внимание привлекли огонь и плазма, вырывающиеся из пробоин в ее корабле. Он решил перевести внимание своей команды на что-то другое.

— Так ты говоришь, что у нас не хватит огневой мощи, чтобы попасть внутрь.

— Определенно, да. Даже при неограниченном боезапасе три наших корабля не смогут пробить регенерацию щитов.

Маттиас снова отвлекся, теперь на обшивку станции, находящейся уже не дальше трех километров от Blackbird. Ему показалось, что поверхность стала немного искаженной и по ней слева направо побежала рябь. Шестым чувством Маттиас почувствовал опасность и замер, поняв, что происходит.

— Всем включить усилители щитов, — приказал Маттиас.

— Повтори? Я не вижу никакой...

— Выполнять! Сейчас же!

Все три корабля озарились сине-голубыми аурами, когда охотники за головами выполнили команду Маттиаса, не совсем понимая ее смысл. Он стал очевиден секундой позже, когда в трехстах метрах от Blackbird Маттиаса вышел из невидимости джовианский фрегат класса Wraith. Несмотря на то, что Wraith был меньше любого из трех кораблей, технологически он превышал их возможности и обладал огромным тактическим преимуществом благодаря способности становиться невидимым. Многочисленная группа Wraith была одной их самых смертоносных угроз в космосе. Маттиас гадал, были ли рядом еще такие.

Глава 9

— Я не могу взять его на прицел, — сказал Матуно. — А если бы и мог, он слишком близко, вряд ли я попаду в него из чего-либо.

— Не пытайся, — ответил Маттиас. — Кто знает, сколько еще их тут. Если бы у них были плохие намерения, мы бы уже были в капсулах, или того хуже. — Он полностью остановил свой корабль. Wraith грациозно подошел к его борту, приблизившись до ста метров. Джовианин открыл коммуникационный канал.

— Тысячи извинений за мое неожиданное появление, Капитан Каккичи, — начал джовианин. — Но обстоятельства вынуждают применять такую тактику.

— Чем мы можем быть полезны? — спросил Маттиас. Раньше он никогда не говорил с джовианами, не говоря уже о том, чтобы находиться в такой близости от одного из их кораблей. Обзорные дроны переключали изображения, как сумасшедшие.

— Меня зовут Вениэль, и как Вы уже знаете, я родом из Джовианской Империи. Его голос был практически пустым, как у дрона. Маттиас изучил портрет говорящего с ним «человека». Он был человеком, но в то же время таким... бесчеловечным. Джовиане были творением генной инженерии, их практически собрали из различных культур и вырастили в эмбриональных колбах до состояния, которое они холодно называли «зрелостью». — Хотите, чтобы я пригласил Вашу команду поучаствовать в нашем разговоре? — спросил он.

— Позвольте мне самому, — ответил Маттиас, подключая Кирлану и Матуно. — Долго Вы за нами следили?

— Картель Ангелов редко преследует кого-то намеренно, не говоря уж о блокадах входов в солнечные системы. Я должен был выяснить, кто удостоился такой чести. — Он прервался ненадолго. — Должен сказать, капитан, я весьма впечатлен тем, как вы цепляетесь за жизнь.

— Рад, что это развлекло Вас, — выпалил Маттиас. — Но Вы можете заметить по состоянию моего флота, что у меня нет времени на игры.

— Разумеется, капитан, я полностью Вас понимаю. Но перед тем, как я оставлю Вас, я должен спросить... как Вы сумели обнаружить эту станцию?

Глава 10

Маттиас тщательно обдумал его вопрос перед тем, как ответить. Была вероятность, что джовианин уже знал ответ, раз он смог проследить их до горного образования. Вениэль хотел вытянуть из них информацию, и Маттиас решил ему подыграть.

— Мы обнаружили артефакт в астероидном поле недалеко отсюда, он привел нас к этому месту.

— А этот «артефакт», в нем был труп галлента?

Ага. Этот человек точно знал, что искать. — Да, был.

— В таком случае у меня есть предложение для Вас и Вашей команды, капитан. Позвольте начать с того, что еще одно столкновение на вратах в этой системе вы не выдержите. Тралд намерен уничтожить вас, и еще раз вам от него не уйти. Поэтому, взамен на артефакт, которым Вы владеете, я предлагаю следующее: доступ на станцию, объяснение ее существования и обход блокады в этой системе.

Маттиас слышал о ненасытной тяге джовиан к знаниям и о том, что они часто предлагали за них чрезвычайно продвинутые технологии. С другой стороны, Вениэль предлагал способ сохранить им жизни в обмен, подумать только, на труп. Причины, по которым он этого хотел, были за гранью понимания и вообще не имели значения в их ситуации. Вениэль был хозяином положения, и Маттиас понимал, что отказываться было бы глупо. Джовиане никогда не были замечены в жестокости или мошенничестве, хотя конкретно этот казался отклонением от стереотипов, но Маттиас не улавливал у Вениэля злого умысла.

— Хорошо, Вениэль. Я согласен.

— Отлично, капитан. Теперь, артефакт, будьте добры.

— Вы даете слово, что выполните свою часть сделки?

— Разумеется, Капитан.

Маттиас глубоко вдохнул носом. — Тогда ладно. Матуно, пожалуйста, выброси гроб за борт.

— Принял. — Прямо над Tempest появился крошечный грузовой контейнер. Маттиас с облегчением заметил, что его не задели подвижные потоки плазмы и струи пламени, вырывающиеся из поврежденного корабля. Wraith медленно отошел от Blackbird и встал над летящим контейнером, заводя его на борт.

— Превосходно. Теперь моя часть сделки, дайте мне один момент... — Джовианин прервал связь. Маттиас следил за Wraith, зависшим над Tempest, уже начиная сомневаться в своем решении. Он делал это не первый раз за сегодня.

Глава 11

Система Orien, созвездие Besateoden, регион Molden Heath

Orien III — Луна 3

Торговый Центр Expert Distribution

06:45 EVT

DED является полицейским подразделением CONCORD и имеет спартанскую природу даже по военным стандартам. На мужчин и женщин, состоящих в его рядах, возложена ответственность за поддержание закона и порядка в пределах космоса Империи, в своей работе они щепетильны, ревностно преданы своей миссии и являются сторонниками строго структурированной иерархии и занимаемого ими соответствующего места в ней. Претендентам на вступление в DED приходится проходить беспощадный отбор. Напряженность службы принятых новобранцев сопоставима или превосходит любую другую военную организацию, когда-либо существовавшую в истории человечества.

Их философия не поощряет автономию в том понимании, в котором она рассматривается в военной среде. Корабли DED редко ходят поодиночке. Они патрулируют имперские пути сообщения, охраняют сбалансированные флоты различной военной мощи и всегда находятся в пределах досягаемости других патрулей, таким образом, время реакции на любую кризисную ситуацию оказывается минимальным. Мастерство DED в нанесении координированных ударов и молниеносных контратак потрясает воображение, оно достигается за счет мастерства прошедших уникальную подготовку пилотов, направляемых на задания CONCORD.

Однако ни одной крупной организации не удается избежать появления в ней информаторов. Были они и в DED, несмотря на обширные проверки данных, экспертизы личностных качеств и постоянное наблюдение за новыми и имеющими опыт работниками. При такой концентрации власти, в правоохранительное агентство пытались проникнуть как нейтральные, так и имеющие злой умысел личности, готовые пойти на все. В DED тихо разбирались с теми агентами, которых могли поймать. Но на таком уровне шпионажа, где так высоки ставки и потенциальный уровень ущерба, никогда нельзя быть уверенным, что обнаружены все шпионы.

Тантосейсен Каккичи — Глава Собственной Безопасности DED — знал, что в агентстве были шпионы. Он просматривал дезинформационные материалы, предназначенные для выявления потенциальных агентов, когда с ним связался джовианин. В середине разговора Тантосейсен начал подозревать, что его самого хотят вовлечь в дезинформационную игру.

— Так как Вы сказали, сколько всего этих станций?

Глава 12

— Шестьдесят девять, если быть точным, — ответил Вениэль.

— В двадцати трех регионах дальнего космоса, окружающих Империю?

— Верно, Командующий.

Тантосейсен откинулся на спинку кресла, бегло просматривая досье Вениэля на другом экране. Несмотря на то, что формально они никогда не встречались, это был один из немногих джовиан, о котором у CONCORD были какие-то данные. Со времени заключения легендарной сделки по передаче технологии капсул, занявшей главенствующее место в космических войнах, контакты с неуловимой расой случались редко. Вениэль был единственным джовианином, появлявшимся время от времени, и каждое из таких появлений имело значительные последствия. Аналитики разведки DED сходились во мнении, что Вениэль был джовианским эквивалентом «белой вороны», и имелись серьезные сомнения в том, что он действовал от лица своей расы. Одно лишь это замечание подорвало бы у любого доверие к нему, не говоря уж о том, чтобы поверить в его заявление о существовании в дальнем космосе станций, о которых CONCORD ничего не знал.

— Вениэль, при всем уважении, Вы должны понять, что мне трудно поверить Вашим словам. «И это самое мягкое, что я могу сказать», — подумал он.

— Я могу представить доказательства, если пожелаете.

— Отлично. Покажите доказательства.

Бледное, пересеченное венами лицо сменилось изображением джовианского фрегата, медленно движущегося на фоне станции. «Это может находиться где угодно», подумал Тантосейсен. Что-то действительно казалось выделяющимся, но ничего экстраординарного.

— Я еще не убедил Вас, Командующий? — спросил Вениэль.

— Боюсь, что я не увидел ничего, что заставило бы меня изменить мнение.

Изображение повернулось так, что камера оказалась направленной за фрегат, все еще продолжающий неторопливо отдаляться от станции. Тантосейсен более детально рассмотрел внешнюю обшивку базы. «Аварийное освещение», — подумал он. Но это могла быть любая из галлентских станций здесь в имперском космосе. Приближаясь к краю огромного фрагмента корпуса, корабль немного накренился влево. Когда он обогнул угол, камера снова отдалилась.

В кадре появилось изображение сильно поврежденного линкора класса Tempest.

— Вениэль, мне показалось, Вы сказали, что никто в Империи не знает об этом.

Джовианин не ответил. Появился второй корабль — крейсер класса Omen — тоже с серьезными повреждениями, он расположился сбоку от линкора. Было похоже, что оба корабля побывали под обстрелом.

— Если мои слова не убедили Вас, — сказал Вениэль, — возможно, это сделает он. Вид камеры вновь переместился на Tempest, и потом в точку под углом за ним. Там был третий корабль — Blackbird — также обстрелянный, и...

Внезапно эта картина оказалась очень знакомой Тантосейсену: калдарец, амаррка и минматарец...

Глава 13

«Маттиас! Как это возможно?»

— Это мой брат? — с недоверием спросил он. Ответ на его вопрос был дан немедленно, изображение сменилось портретами его старшего брата с одной стороны и джовианина с другой. — Маттиас, где ты? Что с твоим кораблем?

— Тантосейсен, рад видеть тебя, — сказал казавшийся разозленным Маттиас. Вениэль молчал. — Мне очень жаль, что я втянул тебя в это, но раз уж все мы здесь, вот что произошло...

Маттиас поведал весь ход событий, которые привели их к заброшенной станции. Он говорил о сведениях, полученных ими о местонахождении и перемещениях Тралда Вукенды, о планируемой операции по нападению из засады и об ее ужасном провале. Тантосейсен был потрясен.

— Боже, Маттиас... Почему Тралд?

Тантосейсен не хотел начинать спор, но он просто не мог не спросить. «Ты абсолютно не в своей весовой категории», — вот что ему нужно было сказать. Маттиас всегда был таким, пытался совершать невероятные подвиги и все делал по-своему. Это было безрассудно и подвергало угрозе всех его близких. Будучи жестким по духу военным офицером, Тантосейсен ненавидел это. Но как младшего брата его это вдохновляло. Маттиас всегда был источником силы на пути его взросления. Тантосейсен с удивлением для себя заметил, что он все еще восхищается храбростью своего брата. Он точно знал, что двигало им и каким будет ответ на его вопрос.

— По той же причине, что и всегда, младший брат, — ответил Маттиас. — Потому что так было правильно.

Да, правильно. Тантосейсен слегка кивнул, не говоря ни слова. Он часто передавал Маттиасу информацию о преступниках, которым удалось избежать наказания CONCORD, всегда в тайне. Как бы ни был силен DED, ему не хватало ресурсов для розыска преступников вне границ Империи. Братья всегда говорили, что у правосудия не должно быть границ. Маттиас становился инструментом CONCORD там, где не могли действовать Тантосейсен и DED.

— Командующий, я могу предоставить Вам точные координаты остальных шестидесяти восьми станций, — сказал Вениэль. — Но у меня есть два условия. Во-первых, Вы со своим флотом должны прибыть к нашему месторасположению, в регион Immensea.

— Эй, погодите, — начал Маттиас, но Вениэль снова перебил его.

— Второе условие — Вы, ни при каких условиях, не расскажете руководству о своих намерениях.

— Так вот как Вы собираетесь выполнить свое соглашение со мной? Будьте Вы прокляты, Вениэль, — выругался Маттиас. — Вы знаете, что он не может так поступить, он офицер DED! За это его могут отдать под суд и казнить. Тантосейсен, не слушай эту змею, мы тут справимся.

Глава 14

Вениэль оставался невозмутимым. — Риски действительно велики. Но еще более рискованно ничего не делать.

«Удивительно, как он смог поставить нас обоих в положение, когда наши судьбы зависят от каждого из наших решений», — подумал Тантосейсен. «Действительно ли этот человек готов дать Маттиасу погибнуть в руках Картеля Ангелов, если я откажусь? Способен ли он на что-то настолько низкое? Чего он хотел на самом деле, и что за история с трупом?»

— Зачем второе условие, Вениэль? Почему мои начальники не должны вмешиваться в это?

— Внутри DED есть определенные элементы, которые могут получить выгоду от этой информации, Командующий. Некоторые из них почти наверняка используют ее для достижения своих собственных целей и не будут действовать из соображений добродетели, как это прописано в уставе DED.

Тантосейсен начинал терять терпение. — «Определенные элементы»? Вениэль, не говорите загадками, дайте мне прямые ответы...

— Элементы, которые, завладев этой информацией, предпримут попытку скрыть ее от остальных членов Ассамблеи. Скажите, какие, по-вашему, будут последствия, если выяснится, что член правительства скрывал существование этих станций?

Вениэль привел веский довод. Закрытая от широких масс политическая ситуация в Ассамблее была чрезвычайно неустойчивой, между членами правительства существовали разногласия по вопросам от реструктуризации долгов до территориальных споров в дальнем космосе. Внутренние распри не были достаточно сильны — пока что — чтобы угрожать целостности CONCORD, но это было тем самым, что может разжечь конфликт. Если такая деликатная информация попадет в руки определенных шпионов, последствия могут быть радикальными.

Шестьдесят девять станций, подумал Тантосейсен. Собственность и активы стоимостью в триллионы ISK, которые могут достаться всем, кто захочет... Нации начинали войны по гораздо менее значимым причинам.

Вениэль продолжал излагать свои доводы. — Командующий, время на исходе. Силы Тралда находятся в активном поиске Вашего брата и могут появиться здесь в любой момент.

Этот комментарий привел Тантосейсена в ярость. — Какой Ваш интерес в этом, Вениэль. — Он говорил, стиснув зубы.

— Знание, само собой. И ясность понимания, ведь я считаю себя исследователем человечности.

Это не удивило его. Было известно, что джовиане жаждали вещей, которые другие расы принимали как данность. Судя по их мрачному, зловещему виду, Тантосейсен мог легко представить, что задача заново открыть человечность стоит во главе любой джовианской инициативы.

— Я полагаю, что мой флот нужен Вам также для того, чтобы проникнуть внутрь?

Глава 15

— Верно. Мы можем начать, пока Вы будете в пути.

— Нет! Черт возьми, Тантосейсен, не слушай этого человека! — протестовал Маттиас.

— Маттиас, я уже принял решение. Джовианин прав, не делать ничего более рискованно. Мы поступим правильно, даже если DED так не считает. — Он начал отдавать команды на экране консоли перед собой, подготавливая линкор и заменяя гибридные орудия энергетическими турелями. — Надеюсь, команда не поднимет бунт, когда я сообщу им, куда мы направляемся.

— Вы отважный человек, Командующий. Команда поддержит Вас, а не директивы DED. — сказал Вениэль.

— Вениэль, я все еще не совсем понимаю эту сложную схему, и даже ваши истинные намерения. Что я действительно знаю, так это то, что Вы не вправе делать какие-либо предположения насчет меня, и особенно насчет моего экипажа. Я хочу, чтобы Вы знали — мне отвратителен способ, которым Вы собираетесь разрешить эту ситуацию, и я предпочел бы, чтобы Вы прекратили рассуждать о том, что, по-вашему, является правильным для меня или моего брата. Вам все ясно?

— Я не хотел проявить неуважение, Командующий. Я глубоко сожалею, что оскорбил Вас.

— Ты совершаешь ошибку, Тантосейсен, — сказал Маттиас. — Твоя команда, твоя карьера, твоя жизнь — все это подвергается опасности...

— И я говорю с человеком, который многие годы занимался абсолютно тем же самым. В данном случае я возьму на себя роль старшего брата, Маттиас. — Он отдал приказ о перемещении в грузовой отсек корабля ремонтных модулей для брони и корпуса. «Бог знает, может быть, они нам тоже понадобятся, если мы туда вообще доберемся», — подумал он.

— Уже отдан приказ о возвращении моего флота из патрулирования. Они встретят меня в системе Orien в течение 20 минут, потом мы возьмем курс на E8-YS9. Это 44 прыжка... Расчетное время прибытия — два часа. Я покину этот канал и свяжусь с вами, когда мы пересечем границу охраняемого космоса. Вопросы есть?

Никто не сказал ни слова.

— Хорошо. Скоро увидимся. — Тантосейсен оборвал связь и посмотрел на пятиконечную звезду DED, опознавательный знак на груди его формы. Он собирался нарушить все принципы, выполнения которых он требовал от своего экипажа. Он подумал, что единственным выходом из этой ситуации будет преодоление ее с начала до самого конца. Встав из-за стола, он направился к двери, более не сомневаясь.

Глава 16

Система E8-YS9, созвездие EL8Z-M, регион Immensea

Планета VI, луна 4

Неизвестная станция

08:58 EVT

Маттиас проникся благоговейным страхом, когда линкоры CONCORD с сопровождением обрушили на станцию сокрушительный поток огневой мощи. Тантосейсен привел с собой целую оперативную группу — 18 кораблей. Несколькими минутами раньше они уничтожили ту самую блокаду Картеля Ангелов, которая едва не убила Маттиаса. Вениэль, используя свой невидимый Wraith, сообщил Тантосейсену точную информацию о противнике перед тем, как его флот зашел в систему. Корабль Командира был уничтожен так быстро, что остальные отступили, но Тралд, как скользкая змея, ушел сразу, как только появились корабли CONCORD. Никто не знал, вернется ли он с подкреплением. Но, как ни странно, это никого не беспокоило.

После такой решительной и безжалостной победы настроение должно было быть приподнятым. Но стояла абсолютная тишина, даже когда тахионы и тяжелые излучатели пробились через щиты станции. Все были шокированы историей Вениэля, которую он рассказал по дороге к E8-YS9.

Около сорока лет назад в бушующем водовороте галактической политики появилось движение радикалов, недовольных институтами, ответственными за облик мира в те времена. Они не видели смысла в границах и в навязывании населению культурных ценностей с помощью правительства. Они заявляли, что такой образ мышления был неэффективен и привел к величайшим «ошибкам и бедствиям нашего времени», как сказал Вениэль, что включало в себя длительное порабощение Империей Амарр минматарских рабов и войну между калдари и галлентами. Они хотели создать общество, свободное от родовых принципов и больше сосредоточенное на общности всех рас; охватить все разнообразие человечества при сохранении истинного «единения», которое «спасало наши виды от окончательного исчезновения из Вселенной».

Вениэль объяснял, что в каждом поколении есть свои гении. Время от времени в генофонде появляются люди с экстраординарными способностями, что приводит к беспрецедентным прорывам в знаниях, соразмерно с талантом человека. Лидером радикалов был человек по имени Себастьян Моро, и он обладал даром невиданной ранее в галактике притягательной силы. Он был сильным оратором и вдохновителем, а также мог расположить к себе любого после пары минут общения с ним. Ни один слушатель не мог сопротивляться его очарованию — как вскоре и его миссии. Из непреодолимой силы убеждения Моро родилась «Immensea».

Глава 17

Моро отказывался переносить свои идеи в стены правительственных зданий из простой неприязни к «устарелым ведомственным парадигмам», которые они представляли. Он обращался к своим последователям в частном порядке. Он признавал, что его идеальное общество не может сосуществовать с Империями. Для достижения реальных успехов на пути к цели ему было необходимо приложить свою идею расового единства к материальной сущности, с которой могли бы работать его сторонники. Так была определена концепция «Immensea»: «бескрайнее море» (immense sea (англ.) — бескрайнее море, прим. пер.), отделяющее ужасы вчерашнего дня от утопического блаженства дня завтрашнего. Земля — как воплощение утопии — была где-то рядом, но для ее достижения нужно было преодолеть длительный материальный и духовный путь. «Рай всегда был с нами», — сказал однажды Моро. «И путешествие домой завершит круг: он определил наши границы и в него мы вернемся, свободные от ограничений, осознавшие свою истинную сущность».

Последователи Моро, число которых уже составляло несколько тысяч человек, с таким энтузиазмом относились к этому стремлению «вернуться домой», что сама по себе задача приняла форму священного долга. Были спланированы масштабные исследовательские проекты, ставящие уйму амбициозных целей, включая изучение возможности стабилизации Врат EVE в Новом Эдене и ускоренное развитие прыжковых двигателей. Они нуждались лишь в базе, где можно было вплотную заняться этими разработками, подальше от любопытных взглядов правительств и «ведомственных фанатиков». Стоимость постройки даже одной станции была астрономической, но деньги, как выяснилось позже, не были серьезным препятствием.

Immensea расширялась, бешенными темпами увеличивая численность последователей и запасы ресурсов. Благодаря сверхъестественному дару Себастьяна Моро кадровый потенциал и экономические возможности Immensea были огромны. Директора гигантских корпораций, высокопоставленные военные офицеры, правительственные чиновники и блестящие ученые всех мастей либо тайно состояли в ней, либо открыто вносили свой вклад в развитие. Immensea стала культом с финансовым и интеллектуальным капиталом, способным соперничать с любой другой организацией EVE. Она охватывала все слои общества — военные, правительственные, корпоративные и даже криминальные, поэтому люди предпочитали не замечать, как конвои один за другим уходили в дальний космос и исчезали.

В соответствии с директивой культа держать власти в неведении, никто не говорил ни слова. Людям, которые пытались поднять тревогу по поводу пропавшего оборудования или удаленных записей журналов, платили за молчание. В случаях, когда это не помогало, они замолкали навсегда. В регионе Immensea были построены первые станции; в итоге они должны были занять 23 региона, иногда при прямой поддержке местных пиратских картелей. Эти «ведомственные изгои» были особенно подвержены воздействию убеждения Моро, который был для них как «приемный родитель для брошенного ребенка».

Все станции были полностью изолированы от коммерческих отношений с космосом Империи, абсолютно самообеспечиваемые. На каждой из них были очистные сооружения, фабрики, архивы клонов, исследовательские учреждения и ангары для космических кораблей — все, что было необходимо для гармоничного сосуществования друг с другом и продолжения общего пути, в соответствии с теперь уже пророческим взглядом Моро. Одиночки, семьи и иногда целые колонии пропадали из имперских записей и отправлялись в дальний космос. Они уходили в распростертые объятия Immensea, где исчезала всякая персональная ответственность за любые прегрешения, совершенные под гнетом Власти, и никогда, никогда не было никакой расовой дискриминации. Калдари, амаррцы, минматарцы, галленты и даже иногда джовиане находили пристанище в этом тайном обществе. Казалось, что утопия была достигнута.

Но это продолжалось недолго, рассказывал Вениэль. Произошло два события, обозначивших начало конца Immensea. Во-первых, ее население стало воспринимать Моро как бога; и, во-вторых, Моро также начал мнить себя богом. Для Моро было абсолютно очевидно, что в Immensea должны поклоняться человеку, создавшему так много из ничего. Как еще можно было объяснить его чудесный дар убеждения и предвидения, если не божественным вмешательством? Себастьян Моро поддерживал культ бога, как только мог, подделывая чудеса с помощью технологии и требуя поклонения от своих приверженцев. Он не отказывался ни от чего, уважал все обычаи, соблюдал все законы, и очаровывал любую женщину — замужнюю или нет, молодую или старую, ибо кто мог отказаться от семени бога?

Глава 18

Моро опустился до самых темных сфер абсолютной психопатии, при этом, все еще сохраняя свою харизматичность — такое убийственное сочетание неоднократно проявлялось в истории человечества у различных правителей и тиранов.

Обожествление Моро начало вызывать сильные противоречия в душах амаррцев, населявших Immensea. Хоть некоторые из них и родились прямо в культе, каждый амаррец все же был глубоко привязан к своей вере в Единого Бога, и в ад, ожидающий всякого, кто оскорблял Веру поклонением ложным идолам. Вениэль говорил, что для амаррца лучше вообще не рождаться, чем совершить такой грех. Что касается Моро, единственным более ужасающим злом, чем поклонение идолу, было заявление себя в качестве идола. В конце концов, религиозная мораль амаррцев взяла верх, и они попытались — неудачно — убить Моро.

Неудачное покушение взбесило Моро, и он еще сильнее погрузился в безумную, дьявольскую психологическую бездну. Теперь он был «способен на ужасающие зверства и поразительную жестокость». Он издал эдикт, заявляющий о необходимости уничтожения всех амаррцев среди населения «за препятствование выполнению священного долга, являющегося судьбой Immensea». Результатом этого была практически открытая гражданская война и геноцид. Внезапно расы снова получили чрезвычайное значение, и амаррцы вступили в противостояние со всеми остальными. В итоге все амаррцы — мужчины, женщины и дети — были безжалостно казнены другими последователями.

Моро глубоко задумался над этим случаем и решил, что причиной стала чрезмерная автономность станций, таким образом, отошедших от краеугольного камня его «божественной» философии взаимозависимости и объединения в одну расу. Чтобы исправить ошибку, он приказал разрушить два из трех модулей «жизненной эссенции» на каждой станции, постановив, что в каждом регионе разрешена работа только одного модуля. Если бы его люди не стали сотрудничать друг с другом в точном соответствии с его указаниями, он бы их заставил, указав истинный путь. Оставшиеся последователи привели станционные модули в негодность так, что их невозможно было починить, и убили всех, кто пытался помешать им.

Вениэль полагал, что это всего лишь ускорило неизбежное. Поползли слухи о массовых убийствах, и связные в космосе империи начали тихо дистанцироваться ото всех контактов с Immensea. Кошмарная ситуация по снабжению трех станций со всего одним работающим модулем в каждом населяемом регионе не поддавалась контролю. Одна за другой, станции превратились в груду развалин и были покинуты. Практически в одночасье Immensea исчезла, а некоторые из выживших — многие из которых стали источниками информации для Вениэля — покончили с собой, раздавленные тяжкой ношей вины за соучастие в величайшем в эре EVE преступлении человечества.

Глава 19

Вениэль сказал, что их все еще окружали остатки Immensea. Большинство имперской интеллигенции, поддерживавшей культ, но не принимавшей активного участия в истреблении амаррцев, продолжало выполнять малоприятную задачу сохранения в строжайшей тайне своих личностей и ролей в Immensea. Вениэль однажды был близок к получению доказательств того, что «правительственные чины различных государств» тайно преследовали оставшихся в живых членов Immensea, но внезапно потерял все контакты со своим источником. Многие представители интеллигенции все еще обладают значительной властью, в том числе, к беспокойству Тантосейсена, в рядах CONCORD. Вениэль отказался назвать тех, кого подозревал он лично, до получения неопровержимых доказательств, которые он, как всегда, собирался купить — по определенной цене.

До сегодняшнего дня судьба Себастьяна Моро была неизвестна. Волею судеб, Маттиас случайно натолкнулся на последний кусочек паззла, и Вениэль был готов щедро заплатить за это, если бы положение охотников за головами было менее безнадежным. Он объяснил, что труп Моро имел огромное научное значение для джовиан, которые были чрезвычайно заинтересованы в выявлении биологических компонентов легендарной притягательной силы Моро. Некоторое время джовиане активно изучали станции Immensea, разыскивая ключи к местонахождению руководителя культа. Но к всеобщему удивлению, они ни разу не осмелились проникнуть внутрь станций, полагая, что не в их праве тревожить то, что было брошено там, до предания гласности информации о существовании Immensea.

По словам Вениэля, Картель Ангелов располагал информацией о точном местонахождении всех станций Immensea. На самом деле, эта информация была у всех основных пиратских организаций, включая Серпентис, Гуристас и Кровавых Налетчиков (Blood Raiders — прим. пер.). И что важнее всего, ей обладал Тралд Вукенда, который на текущий момент уже должен был знать, где находится Маттиас и флот CONCORD, и понимать, что покрытая мраком тайна Immensea скоро будет раскрыта.

Пока турели тахионных лазеров линкоров CONCORD продолжали поливать станцию белыми лучами концентрированной сжигающей энергии, Маттиас сосредоточился на последнем, о чем говорил Вениэль перед завершением рассказа. Он сказал, что пиратские картели не приближались к станциям Immensea. Вдали от границ Империи легенды и истории могут выходить за рамки здравого смысла. Изолированное существование, которое вели пираты в отдаленных системах дальнего космоса, само по себе располагает к обостренному восприятию суеверий. Вениэль сказал, что здесь слово «Immensea» было проклятием. В пиратских байках говорилось, что если прислушаться, то все еще можно услышать крики умирающих амаррцев, тысячами гибнущих от рук демонического Моро и его подручных. Более практичные умы из числа этих негодяев, включая Тралда, видели причину держаться подальше от станций в их состоянии. Члены Immensea приложили все усилия, чтобы нанесенные ими повреждения были необратимыми. Пиратские картели хорошо финансировались и грамотно распоряжались своими деньгами. Было гораздо дешевле построить станцию с нуля, чем пытаться использовать станции, находящиеся в такой плохой форме.

Одну часть рассказа Вениэль намеренно пропустил, сказав, что продолжит, когда окажется на борту, чем и завершит выполнение трех условий их сделки. Маттиас отдалил камеру от кораблей CONCORD и навел на поврежденный Omen Кирланы. Ни она, ни Матуно не проронили ни слова с тех пор, как замолк джовианин. Он серьезно беспокоился на ее счет.

— Маттиас... — сказал Тантосейсен. — Все готово.

Он снова переместил камеру и увидел, что флот CONCORD прекратил огонь и медленно выстраивался позади Wraith. Один за другим, корабли проследовали в один из массивных ангаров станции. Tempest Матуно развернулся за Тантосейсеном, следом за ним тащился Omen Кирланы. Зловещее предчувствие, овладевшее Маттиасом, когда он впервые увидел эту станцию, теперь стало гораздо сильнее.

Глава 20

Система E8-YS9

Первая неисследованная база Immensea— Платформа главного ангара — Палуба 22

09:23 EVT

«Боже, на картинке с камеры дрона теряется вся перспектива», — подумал Маттиас. Он стоял внутри Передвижного Загрузочного Устройства (ПЗУ), которое только что извлекло его капсулу из Blackbird. Масштаб и глубина повреждений его корабля заставили его потрясти головой, пока ПЗУ летело вниз мимо одного из массивных двигателей крейсера. Каким бы большим ни был его корабль, он не шел ни в какое сравнение с колоссальными размерами ангара, в котором он стоял. «Они построили так много станций», — думал он. «Как им удалось сделать все это так быстро?» В темноте он почувствовал дискомфорт. Обычно из окон сотен офисов, лабораторий и жилых помещений в стенах ангара лился свет. Здесь кругом была темнота. Все пространство озарялось неясным голубоватым свечением системы аварийного освещения, он видел летающий повсюду мусор, пока ПЗУ продолжало спускаться к платформе.

Щелчок и свист ознаменовали конец пути, ПЗУ пристыковалось к причальной палубе. Маттиас осмотрелся и дверь перед ним открылась. В ангаре отсутствовала гравитация, но все обитаемые отсеки были снабжены гравитационными колодцами и в них под давлением подавался пригодный для дыхания воздух. Его ноги слегка присогнулись, когда он вошел внутрь и вновь приспособился к собственному весу. Внутри его ждал Матуно.

— Маттиас, Кирлана сама не своя, — сказал он. — С ней что-то не то, с тех пор как джовианин рассказал свою историю. — Матуно говорил тихо. — Она не говорит мне, что ее беспокоит.

— Я тоже волнуюсь за нее, — сказал Маттиас. — Не думаю, что она раньше была так близка к смерти в бою, и если ей и этого было мало, то случившееся с амаррцами, которые здесь жили... — Маттиас старался не думать о брошенной ею фразе насчет того, что «бога не существует». Он глубоко вздохнул. — Знаю, что мне не нужно напоминать тебе об этом, но... просто присматривай за ней.

Глава 21

— Тут еще кое-что, — добавил Матуно, склоняясь еще ближе. — Сразу по прибытии джовианин с твоим братом стали просматривать станционные записи. Вениэль указал на что-то на экране и произнес довольно внятно: «Без сомнения, это Адмирал Сулей Манатир. Теперь взгляните на женщину в капюшоне, окруженную амаррскими телохранителями». Твой брат выглядел очень взволнованным, практически потрясенным, и потом сказал: «Вениэль, Вы уверены, что это она?» Джовианин ответил, что «он был уверен». Затем твой брат вернулся к причалу и отправился на свой корабль.

Маттиас прищурился. — Отправился на корабль?

— Да. Вениэль все еще тут, снаружи на платформе, до сих пор просматривает записи. Скажи мне, Маттиас... Ты знаешь, кто эта женщина в капюшоне, о которой они говорили?

Маттиас ответил, что не имел ни малейшего представления, и пожал плечами. Матуно приблизился к нему на шаг. Минматарский брутор возвышался над Маттиасом, он весил почти в два раза больше него.

— Я определенно надеюсь, что ты расскажешь мне, если узнаешь. — Маттиас слегка занервничал и отступил в сторону.

— Разумеется, Матуно. Я... посмотрю, что тут можно выяснить. — Когда он сделал шаг вперед, Матуно положил огромную руку ему на плечо, не давая уйти с причала.

— Маттиас... Если это она, то ты знаешь, насколько это личное дело для меня.

Маттиас взглянул вверх и посмотрел на него. — Да, я знаю, Матуно. Это, наверно, личное для многих других минматарцев. Но сейчас не время, даже если она та, за кого ты ее принимаешь. Так что, пожалуйста, извини, мне нужно продолжить заниматься спасением наших жизней.

Глава 22

Матуно убрал руку и дал Маттиасу пройти на платформу. Единственным освещением был свет из ангара, проходящий через прозрачную стену платформы. Сводчатые проходы к офисам, складам и даже транспортным станциям на другой стороне были едва различимы. Blackbird парил высоко вверху, его мерцающие навигационные огни мягко озаряли темный коридор. Кирлана сидела на полу, прислонившись спиной к стеклу, и безучастно рассматривала висевший на ее шее медальон, который сейчас она сжимала в руке.

Вениэль стоял у консоли, встроенной в причал, с которого только что вышел Маттиас. Зеленоватый оттенок консоли придавал ему зловещий облик. Не говоря ни слова, он протянул Маттиасу руку. Между большим и указательным пальцами был зажат диск.

— Что это? — спросил Маттиас, взяв диск.

— Последняя часть нашей сделки, — ответил Вениэль. — Способ обойти блокады Архангелов по обе стороны этой системы.

— Вы хотите сказать, что флот CONCORD, который их уничтожил, не входил в Ваш план?

Вениэль не ответил на это замечание. — Ваш брат также получил копию.

— Что на нем? — спросил Маттиас. Матуно вышел с причала.

— Immensea получали некоторую помощь при строительстве этих станций, Капитан, — сказал Вениэль. — Вы держите в руках точные координаты не только этих баз, но и сети прыжковых врат, которую Вы не найдете ни на одной карте CONCORD.

— О чем Вы говорите? — спросил Маттиас. Кирлана оторвала взгляд от медальона.

Глава 23

Эта сеть прыжковых врат окружает всю Империю, но не пересекает ее. Таким образом, любой регион дальнего космоса связан с соседними и полностью независим от влияния Империи.

Маттиас был потрясен. — Их построила Immensea?

— Первые — нет, но когда Immensea начала укреплять свои позиции в других регионах, строители врат поняли, что разделяют взгляды Моро, особенно в том, что касается сокрытия своего существования от определенных сил Империи. — Вениэль сделал на этом акцент.

— Так их построили амаррцы? — спросил Маттиас.

— Как раз наоборот, ответил Вениэль, смотревший сейчас прямо на Матуно. — Расцвет мощи минматарцев всегда был для нас загадкой, учитывая, до какой степени Империя Амарр подавляла их амбиции. Корабли амаррцев патрулировали все входы и выходы из систем минматарцев, ничто не могло войти или выйти без проверки. Мы не понимали, как порабощенная нация смогла собрать армии и построить боевые корабли под чутким надзором своих хозяев.

Ответом были скрытые прыжковые врата, о которых до недавнего времени не знали даже мы. С помощью инженеров Галленте, племена минматарцев в абсолютной секретности начали сооружение врат, не поставив в известность Республику. Действующие в округе пиратские картели сочувствовали тяжелому положению минматарцев, но также видели в оказываемой минматарцам поддержке способ достижения своих целей. Врата дали минматарцам «черный ход», с помощью которого спасенные рабы, строительные материалы, поставки, войска и боевые корабли могли перемещаться в обход амаррских контрольных пунктов.

— Спустя годы после Восстания, картели продолжили работу по расширению сети, чтобы охватить больше систем. Когда Immensea построила свои первые базы в регионе Immensea, Моро убедил картели во взаимной выгоде, которая может быть достигнута путем совместного использования ресурсов. Моро предложил им пользование своими станциями в обмен на доступ к их прыжковым вратам. Такое партнерство серьезно ускорило оба проекта, так как они удовлетворяли потребностям и антиправительственным идеалам каждой из сторон. В конце концов, за более чем 140 лет было построено 96 врат, более половины из них построены за последние 30 лет или около того, после основания Immensea.

Глава 24

— Одни из врат находятся в этой системе, Капитан, и Тралд Вукенда считает, что Вы не осведомлены об их существовании. Большинство врат контрабандистов используются в основном для паромной перевозки грузов, большинство из которых противозаконно в космосе Империи. У пиратов никогда не было острой необходимости охранять их, кроме перелетов у границ конкурирующих кланов. Единственными кораблями, которые можно было заметить в тех краях, были промышленные корабли картелей, хотя я представляю, насколько все изменится, как только эта информация попадет в открытый доступ.

Маттиас вздрогнул от щелчка второго ПЗУ. На причале появился Тантосейсен.

— Что ж, официально заявляю, что я пойду под военный трибунал, как только вернусь, — сказал тот. — Но пока что я в любом случае здесь, так что собираюсь осмотреться. Если тут есть какие-то доказательства того, что в имперском космосе осталась интеллигенция при власти, мне нужно их найти.

— Как CONCORD воспринял новости? — спросил Матуно. Тантосейсен покачал головой.

— Они совершенно обескуражены. Я даже не уверен, что они поверили в это, и, зная их, сюда будет направлена экспедиция — на этот раз, официальная — чтобы все подтвердить.

— Я надеюсь, Вы проявили осторожность в выборе тех, с кем поделиться этой информацией, Командующий, — сказал Вениэль.

— Об этом позаботились, — ответил он. — В любом случае, они не смогут умалчивать о таком открытии.

— Военный трибунал, — Маттиас вздохнул. — Прости меня, Тантосейсен, — сказал он. Он знал, как тяжело работал его младший брат, чтобы сделать такую выдающуюся карьеру в правоохранительных органах, и что если бы не его собственное невезение и неудачные решения, всего этого могло бы никогда не произойти.

Глава 25

Тантосейсен глубоко вздохнул. — На выходе из Edbinger нас заметил конвой, направлявшийся в дальний космос, и они сообщили об этом в прессу. Теперь всем известно, что мы там, где нас не должно быть, и все выглядит так, как будто я «дезертировал» или творится еще какая-то ерунда. В любом случае, запрещается брать оперативную группу CONCORD на прогулку в нерегулируемый космос без разрешения, и я буду соответствующим образом наказан за это.

— Где нам искать подсказки? — спросил Матуно. — И как нам быть уверенными, что мы тут действительно одни?

— Не могу сказать, что поддерживаю эту мысль, — сказал Вениэль. — Но если вы чувствуете, что должны сделать это, то вот где я бы стал искать.

Матуно, Тантосейсен и Маттиас собрались позади Вениэля, который сделал шаг в сторону, чтобы все могли видеть экран. На нем были изображены схемы палубы, на которой они находились. Маттиас смог различить план нижнего яруса платформы и причала, перед которым они стояли. Вокруг него была группа из пяти синих точек.

— В этой программе синим обозначены распознаваемые центры сердцебиения. Эти и другие подобные сенсоры встроены в корпус по всей станции, — объяснил Вениэль. Затем изображение слегка отдалилось, можно было видеть большую площадь, но область по всей правой половине оставалась затемненной.

— Темные зоны указывают на отсутствие данных. В этой области сенсоры были специально отключены, либо вышли из строя. Также в этой области должна была находиться клонирующая аппаратура, до ее уничтожения по приказу Моро. Могу сказать наверняка, что вне этой зоны нет ничего живого. — Вениэль нажал на затемненную область. — Но насчет этого я не знаю. Единственный способ выяснить, остались ли какие-то клоны неповрежденными — кому-то пойти туда. Однако станционный компьютер показывает, что там «зона пробоя», что означает отсутствие воздуха и гравитации.

Глава 26

— Я должен сделать это, — сказал Тантосейсен. — И я знаю, что у меня мало времени. Войска снаружи по понятным причинам обеспокоены, я не могу просить их о чем-то большем.

— Я пойду с тобой, — сказала Кирлана. Все повернулись к ней. Она впервые заговорила с тех пор, как сошла на борт.

— Кирлана, ты уверена? Ты не... — начал Матуно.

— Я в порядке, правда. — Она поднялась с пола. Она казалась встревоженной, и тот отстраненный взгляд уже исчез. — Но нам понадобятся защитные костюмы и оружие, мои остались на корабле.

— Оружие? — спросил Маттиас. — Как ты думаешь, кто там будет в тебя стрелять?

— Ты всегда был осторожным парнем, — ответила она почти насмешливо. — А я всегда была осторожной девчонкой. Если я не знаю, с чем предстоит столкнуться, то возьму с собой оружие.

Это было похоже на прежнюю Кирлану, но почему-то в ее голосе все еще отсутствовала былая уверенность. Было похоже, что она притворялась. — Что ж, если ты идешь, то и я иду, — сказал Маттиас. — И это означает, что Матуно тоже идет.

На лице Вениэля появилось странное выражение, почти как если бы он был обеспокоен. — Возле переборки, разделяющей коридор и клонирующую аппаратуру, есть бывший пост охраны. Там вы найдете оружие и защитные костюмы.

— Вы идете с нами? — спросил Тантосейсен.

— При всем уважении, Командующий, нет. Но я буду на связи с вами отсюда и окажу любую помощь, какую смогу. Но повторюсь, я настоятельно рекомендую вам действовать быстро и не затягивать эту операцию.

— Я учту это, Вениэль. И спасибо за Вашу поддержку, — сказал Тантосейсен. — Мы будем на борту наших кораблей максимум через шестьдесят минут.

— Будьте осторожны, — сказал Вениэль. Он говорил без эмоций, но это было искренне.

Глава 27

Палуба 22, Пост охраны — Главная платформа

09:53 EVT

Маттиас наблюдал, как Кирлана перепроверила обойму своей винтовки. Она вела себя так, как будто все шло своим чередом, была настороже, как и окружавшая ее группа. Брат Маттиаса проверял питание камеры и портативную радиолокационную станцию (ПРЛС), через которую они связывались с Вениэлем. Матуно повезло найти костюм, подходящий ему по размерам и без сомнения являвшийся продуктом многонациональной культуры, когда-то наполнявшей это место.

Маттиасу казалось, что во всем этом есть какой-то подвох. Он чувствовал это уже так давно, что не знал, придет ли к нему когда-нибудь вновь ощущение спокойствия. Он понимал мотивы, которые двигали его братом. Это была последняя отчаянная попытка спасти свою карьеру, и Маттиас знал, что не имел права жаловаться, потому что без помощи брата они все были бы уже мертвы. Но он уже подверг Кирлану и Матуно достаточной опасности, а этому проекту предстояло стать самым рискованным за весь день. Находясь в космическом корабле, можно было совершить ошибку и, возможно, твой экипаж и щиты вытащат тебя из беды. Но в кромешной темноте без гравитации, в помещении, где вокруг летает бог знает что, цена ошибки была гораздо выше, а большинство группы не тренировалось в невесомости со времен летной школы.

Беспокойство насчет Кирланы не покидало его. И так как он не понимал, что в точности вызывало это беспокойство, он не мог обоснованно запретить ей идти с ними. Маттиас сотни раз наблюдал, как она и Матуно спорили, когда он запрещал ей участвовать в некоторых заданиях. Таким уж она была человеком. Вообще все они были такими упрямыми, все трое. Стоило сказать им, что они чего-то не могут, и уже можно считать это сделанным. До сегодняшнего дня их коллективное упрямство приносило хорошие плоды.

Но сейчас даже Матуно не был уверен, как ее понимать, и он не мог вспомнить, когда в последний раз был взволнован ее поведением. На ум приходило сочетание ее прошлого и сегодняшних событий; ее отрицание бога и всей амаррской культуры, этот безумный Себастьян Моро и созданный им культ, да и кто мог забыть, что произошло со всеми теми амаррцами...

Глава 28

И тут его осенило: все это вызывает у нее вопросы, подумал Маттиас. Все, что произошло сегодня, ставит под сомнение правильность поступков, которые она совершила в своей жизни. Должно быть, так и есть. Кто может винить ее? Возможно, любой бы начал сомневаться.

— Так, группа, надеть шлемы, — сказал Тантосейсен. — Мы только проверим несколько хранилищ клонов и потом убираемся отсюда. Вениэль, мы ждем твоей команды.

Маттиас услышал Вениэля по радиосвязи в наушнике, встроенном в его шлем. — Пусть Ваша группа заходит в воздушный шлюз, Командующий.

— Вас понял. Все внутрь, — сказал Тантосейсен. «Шлюз» в данном случае являлся просто тамбуром между постом охраны и установками клонирования. Станции строились по принципу кораблей, каждый отсек был отделен одним или несколькими тамбурами, которые можно было изолировать в случае аварии. Коридор между двумя проходами едва вмещал четырех человек. — Все внутри и отошли от люка? — спросил Тантосейсен. Группа ответила утвердительно.

— Чисто, — сказал Тантосейсен.

— Закрываю люк, ждите, — ответил Вениэль. Дверь позади Маттиаса с шумом захлопнулась.

— Отключаю гравитационный колодец. — Вдруг Маттиас почувствовал, что слегка отрывается от пола. — Магнитные ботинки, — скомандовал Тантосейсен. Послышалось восемь глухих ударов, это заработали магнитные поля, генерируемые защитным костюмом.

— Приготовиться к разгерметизации. — Все услышали громкий свист, из комнаты вышел воздух. Маттиас тут же ощутил клаустрофобию. Он стоял за спиной Тантосейсена, который смотрел на дверь, ведущую в центр клонирования. Хотя черт знает, что их ждало на той стороне.

— Открываю дверь центра клонирования, — сказал Вениэль. Дыхательная система шлема делала каждый выдох гораздо более отчетливым, и он услышал, что стал дышать чаще. Дверь медленно отодвинулась в сторону, за ней была одна лишь сплошная чернота. Внезапно стало очень холодно и Маттиас почувствовал, как защитный костюм начал вырабатывать больше тепла. Он видел, как его брат шагнул в дверной проем.

Глава 29

Луч фонаря из шлема Тантосейсена прорезал темноту. — Так, Маттиас. Я сейчас стою на твердой поверхности. Двигайся вперед и держись рядом со мной.

Магнитные ботинки со свистом лязгнули, услышал это только Маттиас, который сделал несколько шагов вперед и остановился возле брата. Он направлял луч фонаря вниз на пол, пока не увидел его правый ботинок. Подняв взгляд выше, в свете фонаря он разглядел отблески какого-то мелкого мусора, висящего в пространстве рядом с ними. В комнате было довольно много пыли, и мощности фонарей не хватало, чтобы добраться до стен или предметов, расположенных перед ними.

— Маттиас, включай ПРЛС, — сказал Тантосейсен.

— Понял, — ответил тот. Маттиас установил перед собой треногу и присел, чтобы убедиться, что она надежно прикреплена к полу. Удостоверившись в этом, он повернул рычаг и крошечная параболическая антенна начала медленно двигаться взад и вперед.

— Никому не двигаться, — внезапно сказал Вениэль. Маттиас замер. Антенна отправляла полученные данные Вениэлю, и он мог иметь смутное представление о том, что находится внутри. — Вы стоите на мосту длиной приблизительно 125 метров, но в 5 метрах перед вами провал. Похоже, что внизу на глубине 60 метров большое количество обломков. Потолок в 50 метрах над вами, и вы должны видеть пробоины в корпусе, ведущие прямо в открытый космос. — Маттиас поднял голову и посмотрел налево, надеясь найти что-то, что поможет ему сориентироваться. Но он увидел только пыль, мутноватый луч своего фонаря и окружавшую все это черноту.

Глава 30

Все помещение заполнено большим количеством обломков, — продолжил Вениэль. — Прямо перед вами находятся несколько крупных фрагментов.

Кирлана все еще ждала у двери, ее глаза были размером с блюдца. Она сделала шаг вперед.

— Не ходи сюда, — предупредил Тантосейсен.

Кирлана направляла фонарь своей винтовки над головами Маттиаса и Тантосейсена, держа оружие перед собой. Она сделала еще один шаг от двери.

— Кирлана! Стой! — сказал Матуно. Помня о предупреждении Вениэля, Маттиас медленно встал на четвереньки. Он почему-то чувствовал, что почти теряет равновесие, хотя ботинки надежно удерживали его на полу. Он развернулся к Кирлане, наблюдая, как луч фонаря ее винтовки режет пыльную черноту над ними.

В наушниках раздался голос Вениэля, его слышали только братья и Матуно. — Ее сердцебиение ускоряется, дыхание тяжелое и частое, — предупредил он. — Вам нужно забрать у нее оружие и отвести внутрь.

Маттиас собирался что-то сказать, когда внезапно луч фонаря Кирланы резко оборвался, осветив обломок всего в паре метров над ее головой. Ее глаза открылись еще шире, и она закричала, тут же рука Матуно отбросила ее оружие. Винтовка полетела в сторону, луч фонаря нарезал круги в темноте, несколько раз меняя направление из-за столкновения с объектами. Матуно обхватил Кирлану сильными руками и потащил назад к двери.

— Что, черт возьми, произошло? — вскричал Тантосейсен. Через шлем Маттиас видел ее лицо, искаженное страданием и ужасом, она кричала, как от сильной боли и мук. Внезапно внутренняя поверхность маски оказалась забрызгана рвотой, она содрогалась от спазмов.

Глава 31

Матуно одной рукой колотил по люку, ведущему на пост безопасности, а второй держал Кирлану. Похоже, теперь она была неподвижна.

— Вениэль! Нужно вернуть ее обратно! — орал Матуно.

— Маттиас, Тантосейсен, отойдите от двери, — сказал Вениэль, в его голосе совершенно отсутствовал страх, спешка и эмоций.

Дверь герметично закрылась, оставив братьев стоять посреди моря тьмы. Единственным источником света были их шлемы и винтовка Кирланы вдалеке.

У Маттиаса кружилась голова, и он старался не паниковать. Он не привык к такому. Но его брат был хорошо подготовлен к операциям в невесомости, как и все мужчины и женщины, состоящие на службе в DED.

— Что она увидела, что вызвало такую реакцию? — спросил Тантосейсен.

Маттиас снова встал на колени, желая быть поближе к решетке моста. Только так он мог сохранять равновесие. — Это было прямо над дверью, — выдохнул он, пытаясь взять себя в руки. Сейчас он просто таращился в пол. — Мне нельзя было разрешать ей идти сюда, не думаю, что ее когда-либо готовили к такому.

— О боже... — потрясенно выговорил Тантосейсен.

Маттиас взглянул вверх и увидел, как луч фонаря в шлеме Тантосейсена остановился на чем-то, находящемся практически над ним. У него замерло сердце от осознания того, что что-то невидимое все это время находилось так близко от него. Но когда он понял, что это было, его глаза в ужасе расширились.

Глава 32

Прямо на него смотрело призрачное лицо трупа, освещаемое фонарем Тантосейсена. Кожа была серовато-коричневой, она хорошо сохранилась из-за отсутствия кислорода и сильного холода. Глаза были все еще открыты, рот широко разинут, шея перерезана возле адамова яблока. На секунду Маттиас перестал дышать, а потом начал задыхаться, сердцебиение бешено ускорилось.

— Держи себя в руках, брат... — выдохнул Тантосейсен, перемещая луч вправо и обнаруживая зависшую над дверью руку второго трупа. Похоже, что на их лицах застыли предсмертные маски.

Раздался голос Вениэля. — Кирлана в состоянии шока, ее доставили на корабль CONCORD для оказания помощи. Она пережила что-то вроде нервного срыва и не сможет пилотировать Omen.

— Вениэль, — тихо сказал Маттиас, пытаясь успокоить свое дыхание. Сейчас у него было сильное головокружение, как в кошмарном сне, он не мог думать ни о чем, кроме тьмы и лица трупа. — Найдите способ включить тут свет... сигнальными ракетами или аварийными огнями, как угодно...

Маттиас стоял на четвереньках, прислонившись шлемом к решетке. Вениэль не отвечал. Он почувствовал руку на своей спине. — Спокойно, Маттиас, — сказал его брат. — Сейчас мы выберемся отсюда.

— Вениэль... Вениэль, как слышите? — сказал Тантосейсен. — Вениэль, ответьте, нам нужно вернуться внутрь. Вениэль!

Ответа не было и Маттиас начал терять самообладание, его охватывала паника. Он слышал, как его брат что-то кричал, ругался, но он не обращал на все это внимания. Сейчас он просто уставился на решетку пола прямо напротив своего лица, потерявшийся в состоянии неопределенности, он хотел спастись от трупа, желавшего заговорить с ним, и от черноты, заполнившей все вокруг.

Маттиас потерял сознание, пока мертвые рассказывали ему о добродетельности и борьбе с несправедливостью.

Эпилог

Используя прыжковые врата контрабандистов, оперативная группа CONCORD под командованием Тантосейсена Каккичи благополучно вернулась в Империю. Вениэль обеспечил флот разведданными и разорвал контакт, когда они успешно пересекли границу. Тантосейсен немедленно сдался руководству DED и был арестован. Все обвинения, за исключением одного, были в итоге сняты, когда стала известна вся информация об Immensea.

Перед началом длительного путешествия обратно в космос Империи экипажи крейсеров Blackbird и Omen перевели на корабли CONCORD. Затем оба корабля были уничтожены возле станции Immensea в системе E8-YS9.

Маттиас Каккичи полностью восстановился от временного психического расстройства, произошедшего с ним, когда он стал жертвой потери пространственной ориентации в центре клонирования. Вскоре после того, как он потерял сознание, на посту охраны появился Вениэль, который вручную разгерметизировал и открыл люк. Он утверждал, что искусственный интеллект станции не давал ему удаленно управлять дверью после того, как вернулись Матуно с Кирланой.

Ситуация с Кирланой была несколько хуже. Она поклялась никогда больше не управлять космическими кораблями, и ее карьера охотника за головами была закончена. Она никому не открыла причин, почему история Immensea так задела ее, даже Матуно.

Перед тем, как расстаться с флотом CONCORD возле границы Империи, Матуно попросил Тантосейсена передать его брату сообщение от него. Тантосейсен выполнил просьбу; Матуно отправил зашифрованное сообщение и пропал. Позже, когда Маттиаса спрашивали, что было в том послании, Маттиас отвечал, что Матуно шел за «целью своей жизни» и что когда придет время, он снова с ним свяжется.

Пресса потребовала от CONCORD объяснений причин, по которым их оперативная группа покидала космос Империи. Дантеннен Фиск, адвокат и давний друг Тантосейсена Каккичи, дал ответ раньше, чем DED. Он публично заявил, что действия его клиента были «оправданы» и что причины его похода в дальний космос не были связаны с мятежом или какими-либо разногласиями с руководством DED. Из-за публичной огласки у CONCORD не было выбора, кроме как связать открытие покинутых станций с действиями Каккичи, о чем они сообщили в своем пресс-релизе. Но до разглашения местонахождения станций они хотели получить сведения об Immensea и о как можно большем количестве убитых.

Благодаря тайно проведенной Вениэлем сделке между джовианами и DED, CONCORD смог установить личности тысяч погибших и составить детальную историю Immensea. Корабли разведки DED со следователями на борту встретились с боевыми кораблями джовиан у всех шестидесяти девяти станций, получив огневую поддержку для проникновения внутрь в обмен на информацию. За исключением единственной утечки фотографии внутренностей одного из отключенных модулей в системе E8-YS9, DED не разгласил никаких деталей расследования.

Вениэль пропал после совершения сделки. С тех пор никто не сообщал о встрече с ним.

Региональное правительство публично выразило равнодушие к Immensea, но на деле отправило соответствующие разведывательные агентства разобраться. Чиновники неистово искали объяснение тому, каким образом события такого масштаба оставались не замеченными все это время. Ни одно правительство никогда не признает такой явный провал разведки.

Маттиас Каккичи нашел других охотников за головами, разделявших его взгляды, и продолжает патрулирование дальнего космоса в поисках несправедливости, требующей возмездия.


Перевод © Deriel

[#] 15.11.2012 @ 02:39 by Lovad
+ 0 -
Спасибо! очень понравилось! ответить
[#] 31.08.2013 @ 17:06 by Attreyo
+ 0 -
Потрясающий рассказ!! Благодарю! ответить

Написать комментарий
 
EVE Online and the EVE logo are the registered trademarks of CCP hf. All rights are reserved worldwide. All other trademarks are the property of their respective owners. EVE Online, the EVE logo, EVE and all associated logos and designs are the intellectual property of CCP hf. All artwork, screenshots, characters, vehicles, storylines, world facts or other recognizable features of the intellectual property relating to these trademarks are likewise the intellectual property of CCP hf. CCP hf. has granted permission to EVE-RU to use EVE Online and all associated logos and designs for promotional and information purposes on its website but does not endorse, and is not in any way affiliated with, EVE-RU. CCP is in no way responsible for the content on or functioning of this website, nor can it be liable for any damage arising from the use of this website.